Поиск

Владимир Волков и Галина Молчанова (Цикл "Пары в искусстве")

19 марта 2019 в 19.00 в Музее петербургского авангарда (Дом Матюшин) состоится лекция "Владимир Волков и Галина Молчанова" в рамках цикла "Пары в искусстве" Николая Кононихина.

Существует мнение, что Галина Молчанова всегда находилась как бы «в тени» Владимира Волкова. Они вместе учились в Академии художеств (1952–1958) у А.Пахомова и Л.Овсянникова. 

 

 

Вместе стали резать: Волков – черно-белые гравюры, Молчанова – цветные линограрюры.В 1954 году они поженились, а в 1955 году родился сын Григорий, впоследствии тоже художник. Волков познакомил Молчанову с Илларионом Голицыным, Владимиром Фаворским и художниками его круга. В 1958 году вместе вступают в Союз художников. В эти годы в секции графики собралась легендарная плеяда стариков-авангардистов: П.Кондратьев, П.Басманов, В.Стерлигов, Т.Глебова - они учились у М.Матюшина, П.Филонова или К.Малевича.

После ухода от Стерлигова в 1965 году Волков и Молчанова самостоятельно  продолжают поиски индивидуальных пластических элементов. Их лабораторией становятся знакомые с детства луга и курганы, раскинувшиеся по берегам реки Мсты близ старых русских деревень Бор и Любытино.

Бескомпромиссность и затворничество Волкова приводят его к отказу от участия в выставках… Галина Молчанова продолжает работать «за двоих»… Цветные линогравюры Молчановой, сработанные как будто нарочито грубым резцом, да еще и в несколько досок, всегда отличает многодельность, кубистичекая напряженность упругих линий и насыщенное чувство цвета. Наверное, при желании можно увидеть в них и «тени Волкова» (например, «ленточность» реки, «лики» в фигурах на берегу и т.п.), но это действительно не более чем «тени», поскольку выверенному «знаку» Волкова Молчанова противопоставляет безудержную крестьянскую удаль и нарочито заниженную «простоту» примитива и лубка, восходящих к Наталье Гончаровой и Михаилу Ларионову. При близкой, казалось бы, пластике их отличает совершенно разное эмоциональное прочтение одних и тех же пейзажей и деревенских сцен. Она никогда не расстается с повествованием – сквозь холодную сетку структуры и архитектонику форм всегда проступает теплая органика деревенской жизни, лукавая улыбка или остро подмеченная комичная сценка.