Красота идей Леонида Борисова

 

«То, что вы видите, есть то, что вы видите»

Франк Стелла

На петербургский арт-сцене творчество Леонида Борисова занимает особое, если не сказать исключительное место. В своей любви к геометрической абстракции он зашел в такие области, что за исключением его самого там уже никто не обитает. Мужество художника, в одиночку осваивающего вершину чистой абстракции, достойно всяческого уважения и восхищения. «Мне поговорить здесь не с кем», - жалуется Борисов.


Что же в этом удивительного, если территория геометрического минимализма находится на самой границе живописи и дизайна, а петербургский художественной традиции второй половины ХХ века всегда был ближе либо импрессионизм (или сезаннизм) как альтернатива соцреализму, либо экспрессионизм (фигуративный или абстрактный) как признак современного искусства. Формалистов в Ленинграде после 1932 года действительно осталось мало. А тут – формальный подход, да еще в своем крайнем – геометрическом – проявлении!

Между тем, именно творчество Леонида Борисова придает петербургскому искусству актуальность в контексте современного российского и мирового искусства, и имеет благородные и весьма примечательные корни. Эти корни берут начало в супрематизме Малевича, конструктивизме Татлина, коллажах Пуни и Ермилова. Аналогично прослеживается и европейская традиция: от Мондриана к Арпу, Таубер и Габо. Послевоенный контекст абстрактного искусства смещается из Европу (Алберс, Калдер, Николсон) в США, где почти одновременно с абстрактным абстракционизмом развивается и формальный подход в абстрактном искусстве (Ньюман, Ноланд, Рейнхардт, Франк Стелла).

Конечно, большую часть этих имен в 1960-е годы недавний студент ЛЭИС им.Бонч-Бруевича, и не слышал-то, а увиденное на Американской выставке в Москве абстрактное искусство оказалось ему непонятно. Но Борисову повезло, он познакомился с А.Леоновым, который был ориентирован на современное искусство и общался с московскими художниками В.Немухиным, О.Рабиным, Э.Штейнбергом, с которыми познакомил и Борисова.

Леонид Борисов. Композиция. 1995.  

В 1975 году А.Леонов предложил ему участвовать в выставке во Дворце культуры «Невский». «В тот день я почувствовал», - вспоминает Борисов, - что в моей судьбе произошел очень важный поворот».

В 1976 году он уже участвует в выставке абстрактного искусства «Живопись. Графика. Объект» в ДК им.Орджоникидзе (наверное, первой в Ленинграде со времен Малевича) вместе с Михновым-Войтенко, Васильевым, Захаровым-Росс, Путилиным и Дышленко.

В 1990-е годы Леонид Борисов сближается с Борисом Калаушиным и участвует в выставках организованного им Общества «Аполлон», продолжающего традиции русского авангарда. В своем последнем интервью Калаушин так сказал о Борисове: «Леня Борисов – пример героического, упрямого, непонятного ни для кого пути. Но он доказал свою правоту, хотя в Союзе художников его никто, скорее всего, даже и не знает, потому что для них он квадратики какие-то делает, дверные ручки… Он чудесный мастер геометрической абстракции. Причем развился совершенно самостоятельно. Леонов дал ему азы, а человек выработался в крупного художника».

Леонид Борисов. Знак. 1981.  

Сегодня Леонид Борисов – признанный мастер, его работы находятся в Русском музее, Третьяковской галерее, собраниях США, Германии, других стран. Ни одна крупная выставка современного искусства в Петербурге не обходится без его работ. В 1995 году состоялась его персональная выставка в Русском музее, издан альбом со статьей А.Боровского «Любовь в геометрии».

Вот как сам Борисов говорит о своей «любви к геометрии»: «Считается, что я работаю в традициях конструктивизма. Это, может быть, связано с тем, что сейчас никто так не работает. Я тяготею к геометрии. Геометрия мне приятна потому, что в абстрактном искусстве она менее ассоциативна. Если какая-то художественная идея геометрически выражена, то редко можно найти какую-то ассоциацию, с чем-то сравнить. Я считаю, что это хорошо.»

Таким образом, геометрия для Борисова – лишь средство для лаконичного отображения идеи. В его ассамбляжах, инсталляциях, фотографиях на первый план выходит идея как таковая, некая концепция. Переход художника от чистой абстракции к чистой идеи закономерен. И в первом, и во втором случае в основе лежит принцип минимализма – построение какой-то минимальной композиции.

Леонид Борисов. Капля. 1977  

«Для меня, - признается художник, - красота идеи – основополагающий элемент. Идея может быть по-разному реализована, но важно, чтобы она была.»

Николай Кононихин, 1999 г.

Подробнее о творчестве Леонида Борисова см.здесь ->

Интервью с Леонидом Борисовым ->

Умер художник Леонид Борисов->