«Фонтан» Марселя Дюшана: вещь или искусство?

 

30 сентября в 17.00 в Лектории Русского музея состоится лекция Николая Кононихина «Вещь: «Фонтан». Марсель Дюшан. (1917)» - она откроет новый цикл лекций «XX век. Объекты» (Абонемент №13).

В нынешнем 2017 году мы отмечаем столетие «Великой октябрьской социалистической революции» (1917), изменившей облик одной шестой части суши и на десятилетия ставшей брендом советской эпохи. Между тем, в том же 1917 году в Нью-Йорке произошло странное событие, как оказалось позже, также изменившее облик современного искусства и положившее начало концептуальному искусству.

 

Некий чудак по имени R.Mutt прислал на выставку обычный писсуар из магазина сантехники и подписал его «Фонтан». «Фонтан» на выставку не взяли, и этот курьез так и остался бы курьезом, а сам «Фонтан» канул  бы в лета (что, кстати, и произошло - в 1917 году мир еще не был готов к подобному «искусству») если бы не два факта: «чудаком» оказался художник Марсель Дюшан, а прежде чем бесследно исчезнуть, «Фонтан» был сфотографирован Альфредом Стиглицем. В 1950-е годы, когда США начали отстраивать историю своего вклада в современное искусство, о «Фонтане» снова вспомнили, и Дюшан сделал ряд авторских «копий» «Фонтана» (что само по себе не меньший курьез – копии купленных в магазине писсуаров!), которые заняли почетное место в крупнейших музеях современного искусства. А сам «Фонтан» Дюшана стал синонимом «реди-мейд» - направления в искусстве, использующего «готовые изделия».

«Марсель Дюшан (1887−1968) — одна из ключевых фигур в искусстве ХХ века, - утверждает Каролин Кро. - Но до сих пор актуален вопрос, кто же он — гениальный художник или ловкий провокатор? Широкой публике Дюшан известен прежде всего как создатель реди-мейдов, буквально взорвавших традиционные представления о природе и ценности произведений искусства. Подвергнув пересмотру эстетические нормы и концепцию авторства, Дюшан вывел искусство в четвертое измерение, расширив его горизонты в бесконечность… Интересы Дюшана удивительно разносторонни: от живописи до оптики, от фотографии до издательской деятельности, от литературы до шахмат. Соединяя несоединимое, он создал для себя и женское альтер эго — Ррозу Селяви. В сущности, главным произведением Дюшана стала сама его жизнь…»